tchainka: (Default)
[personal profile] tchainka

Что ни говорите, а Филиппыч - огромной прозорливости человек. Откуда десять лет назад мог он знать, что понесет его в законный отпуск в какую-нибудь Бургундию? А вот женился же на всякий случай на переводчике с французского. И не прогадал. Теперь в этих ваших Бургундиях у него - отдых, а у переводчика - работа. Со всеми вытекающими лингвистическими наблюдениями.

"Дерни за веревочку, дитя мое, дверь и откроется"

В одном из отчетов о путешествиях по этим краям нас сильно впечатлило, как разгневанный оператор шлюзов за ничтожную провинность - вроде не надетого вовремя спасательного жилета - гонялся за нашими туристами вдоль всего канала. И на каждом буквально повороте злобный дяденька их стыдил, укорял и подвергал гонениям вплоть до вероломного отключения автоматики в 12-00 на обед и в 18-30 на ночной сон. Вот же неадекват, думали мы. И не влом же ему было - в ущерб работе! на служебной машине с мигалками! - столь упорно преследовать несчастный кораблик, пусть даже его обитатели что-то нарушили. Странные люди эти французы.

На практике все оказалось немножко иначе. Кораблики с туристами действительно курсируют по каналу, периодически проходя шлюзы то вверх, то вниз. И вдоль канала действительно ездит дяденька на пепелаце с желтыми мигалками. Вот только никого он специально не преследует. Просто его работа как раз в том и заключается, чтобы кататься туда-сюда вдоль вверенного участка канала и следить, чтобы все, включая вот этот крошечный Cirrus 17, спокойно и бесперебойно прошли туда, куда им надо. А уж если впечатлительному туристу кажется, что вся компания Voies Navigables de France получила специальные инструкции следить лично за ним, так с этим нужно обращаться не к оператору шлюзов, а к совершенно другому специалисту.

Проходить шлюзы, особенно когда вы плывете на совсем маленьком и слабо управляемом кораблике, и вас всего двое, - это геморрой. Однако если один из вас подполковник, через некоторое время жизнь начинает налаживаться. Подполковники - они такие. Им прямо-таки необходимо любой навык отточить до полного совершенства. Без этого им бургундское в рот не лезет и камамбером не закусывается, прямо хоть плачь. В итоге где-то к пятому или шестому шлюзу все движения были отработаны до уровня чемпионата Европы по фигурному катанию. На подходе к препятствию Филиппыч изящно касается бортом берега, я выпрыгиваю и бегу к шлюзу, тем временем Филиппыч лихо влетает в ворота, кидает мне кормовой канат, я цепляю его за тумбу и кидаю обратно Филиппычу, он в две секунды фиксирует конец каната на носу, все, можно задействовать автоматику. Автоматика представлена двумя шнурами - синим и красным, дергать надо за синий. Дверь и откроется. Точнее, сначала задние ворота закроются, потом выровняется уровень воды, и тогда откроются ворота передние. Дергаю.

И ничего не происходит.

- Попробуй еще раз, - говорит Филиппыч.

Я пробую еще раз. Ничего не происходит.

- А ты посильнее.

Я повисаю на шнуре всем весом. Это не бог весть сколько, но обычно хватает. В лифтах, например, хватает практически всегда. Однако опять ничего не происходит.

- Ты какой дергаешь? Синий? - интересуется Филиппыч.
- Само собой, - отвечаю я, и мне сразу начинает казаться, что я таки дернула красный, который отвечает за аварийную остановку. Еще раз дергаю - специально в этом убедившись - синий. Ничего не происходит. Что же нам - техподдержку вызывать? Но тут вдалеке показывается пепелац с желтой лампочкой на крыше. Сюда едет один из этих шлюзовых маньяков, которых круассаном на завтрак не корми, дай только поиздеваться над несчастными туристами. Останавливается. Выходит. Смотрит вопросительно. Я с противоположного берега шлюза указываю на бесполезный синий шнур и незакрытые ворота, красноречиво развожу руками.

Маньяк вынимает из кармана какую-то хреновину и что-то на ней нажимает. Пока ворота со скрежетом - урррааа, заработало!!! - закрываются, по мостику переходит ко мне и начинает объяснять ситуацию. По-французски, натурально. Здесь иначе не принято. Из пространной речи я узнаю, что с местной автоматикой не так все просто. На подходе к шлюзу имеется датчик. И если бы этот датчик реагировал на любое движение вообще, дык он бы каждой вороне ворота открывал и зеленый свет зажигал. А это никому не нужно, вороне особенно. Чтобы датчик понял, что это, блин, не ворона, а целый настоящий корабль, подходить к шлюзу надо м-е-д-л-е-н-н-о. T-o-u-t d-o-u-c-e-m-e-n-t. И когда вы уже канатиком к тумбочке привязались, тоже спешить никуда не надо. Это автомат. Он так настроен. Он, собака такая, не верит, что в шлюзе можно качественно пришвартоваться менее чем за минуту. Ну примерно как если вы на компьютере слишком быстро нажмете кнопку "принимаю условия лицензионного соглашения", так оно вас отправит дочитывать внимательнее. Поэтому - подождите минуту и тогда уже дергайте всякие там шнурки. Все понятно?

Мне все понятно. Я многословно благодарю и клянусь, что в следующем же шлюзе мы обязательно именно так и будем поступать. Оператор благосклонно кивает и спрашивает:

- А вы вообще куда идете? В Шаньи? Стало быть, там и заночуете?

И изображает глагол dormir универсальным жестом - сложенными под щекой ладонями. После длинной лекции о принципах действия шлюзовой автоматики это как-то особенно умиляет.

Без лишних слов

Автоматика - вещь, конечно, хорошая, но срабатывает не всегда. Даже если все делаешь правильно. Даже если ничего еще не успеваешь сделать ни правильно, ни ошибочно. Итак, дано: времени уже половина десятого, мы почти полчаса торчим перед шлюзом, горит красный свет, ворота закрыты. Похоже, пришло время воспользоваться Большой Красной Кнопкой, которая в каждом шлюзе имеется как раз на такой случай. Высаживаюсь на берег. Нахожу кнопку. Рядом с ней инструкция: держать нажатой пять секунд, говорить после ответа. Жму, медленно считая до пяти. Выжидаю с полминуты - никто не отвечает. Кто б сомневался. Разворачиваюсь и иду обратно к кораблю, но тут за спиной начинает шипеть и прокашливаться.

- Пшхрш! Фффшшхршш-рффффш?

Интересно, как они меня поймут при таком качестве связи?

- Здравствуйте, это шлюз номер двадцать шесть, и он не работает. Мы идем с верхней стороны, но ворота не открываются, а вода...
- Шхрфф! Шшшшчхпппффчш ПА!!!

С огромным облегчением говорю мерси и убегаю в сторону корабля, чтобы дать Филиппычу ценное указание ничего НЕ делать. Потому что "pas" - это самое главное отрицательное слово. И оно в данном случае означает, что мы услышаны, поняты и теперь просто должны дождаться пепелаца с мигалками, водитель которого непременно доломает усмирит закапризничавшую автоматику и пропустит нас через неработающий шлюз даже и на красный свет.

"Ну вот представьте. Приходите вы на пляж, а там - станки, станки, станки..."

Случилось у нас форс-мажорное обстоятельство. Ничего страшного, бывает иногда, и только от нас зависит, будем ли мы вспоминать это как неприятность или как приключение. Наш форс-мажор был из тех, о которых необходимо немедленно известить компанию-прокатчика.

- Надо им позвонить, - сказал Филиппыч.
- Оно можно, - согласилась я. - Но лучше бы написать письмо. Это будет документ. А телефонный разговор в случае чего к делу не пришьешь.
- Классно! - обрадовался Филиппыч. - Давай напишем.

Я расчехлила ноутбук, добавила в Word французскую раскладку, чтобы не мучиться с крышечками, черточками и точечками, и принялась тюкать по клавишам.

- Ты что это делаешь? - спросил Филиппыч через некоторое время.
- Письмо пишу. Как мы и собирались.
- Что - вот прямо ТАК?
- Эээ... а КАК надо?
- А может, будет проще, если я тебе скажу, что писать, а ты переведешь?

Бросаю свое занятие и прожигаю Филиппыча взглядом сантиметров на двадцать вглубь. В принципе мне переводить нравится. Это, если кто не в курсе, моя работа. Но ведь в этом все и дело. Поговорить или написать письмо - не работа. Это вообще - не все ли равно, по-нашему или по-ихнему, лишь бы хватало слов. А при переводе в голове совершенно другие механизмы включаются, и это уже РАБОТА. А я не для того еду в отпуск, чтобы там РАБОТАТЬ. Я и так-то, блин, по сто раз на дню транслирую, кто что кому сказал и какая хня там и сям понаписана. И тут еще это письмо, последняя капля.

Поэтому я вежливо, но очень, очень злобно отвечаю, что нет, блин, это не будет проще. Я, черт подери, и так знаю, что писать. А кто уверен, что знает лучше, тот может написать сам. По-английски. А переводить тут НИКТО! НИЧЕГО! НЕ БУДЕТ! еще как минимум неделю.

Филиппыч хихикает и отползает на исходные позиции. Как выяснилось, он тоже помнит анекдот про станки на пляже.

Письмо, ежели без ложной скромности, получилось шедевральное. Вольтер, Руссо и Шодерло де Лакло рядом не стояли. Но, блин, отпуск в стране рабочего языка - это в следующий раз только за соответствующий гонорар. Форма и размер обсуждаются.

Profile

tchainka: (Default)
tchainka

July 2016

S M T W T F S
     12
3 456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 26th, 2017 05:24 pm
Powered by Dreamwidth Studios